четвер, 31 жовтня 2013 р.

О крымской национальной идее крымско-татарской нации

QIRIM   22013 С., 16 ОКТЯБРЬ, № 78 (1739)
Эскендер Амет ДЕМИРДЖИ

Национально-осво6одительное авижение в духовной сфере:
ОСВОБОЖДЕНИЕ КРЫМСКОЙ  НАЦИИ ОТ ГНЕТА КОЛОНИАЛЬНОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ И СТЕРЕОТИПОВ
«Бильмиймен, тюрюкми, татармы адынъ...» Бекир Чобан-заде, «Тувгъан тиль», Венгрия, 1918 г.

«Если угнетенная нация сама использует терминыугнетателей, то она становится угнетенной окончательно».
Хулио Ангита, Испания, 1992 г.

Наши предки в 1771 г. проиграли тяжёлую войну. Проиграли коварной и жестокой стра­не - Российской империи. Через 12 лет после этого, в 1783 г., уничтожив крымскую госу­дарственность, она и вовсе приступила к ге­ноциду крымской нации.
Геноцид был заранее продуман и хладнок­ровно спланирован российским руковод­ством, что говорит о его преднамеренном, предрешенном, осознанном характере этой акции. Еще в 1687 г., за 84 года до захвата Крыма, правительство России изложило свою стратегическую программу в отношении крымской нации в виде требования к Турции: «...уступить России Крым и всех татар из Крыма выселить...» [цит. по: Возгрин В. Е. Исторические судьбы крымских татар. - М: Мысль, 1992, с.232].

Россия имела богатый практический опыт рабства и рабовладения. Подумать только, ещё всего полтораста лет назад, до 1861 г., в России процветало ужасное рабство. Русские дворяне были настоящими рабовладельца­ми и держали в рабстве своих соплеменни­ков, собственный русский народ, не говоря уже про нерусские, покоренные народы.
Россия имеет богатый опыт эксплуатации нерусских колоний и выкачивания из них всех ресурсов, Российскую империю в 1917 г. победила другая сила, также ставшая империей - коммунистическая, которая, однако, продолжила геноцид крымской на­ции в 1944-1989 гг.
Две московские империи с центром в Мос­кве - российская и советская - были колони­альными империями по отношению ко мно­гим народам. Но по отношению к крымской нации их колониальная политика была осо­бенной. Обе московские империи за более чем 200 лет сотворили много зла многострадаль­ному крымскому народу, учинили перманен­тный геноцид, дискриминацию.
Одним из последних актов открытой диск­риминации крымской нации со стороны Моск­вы было принятие закона о российской армии в 1993 г.. По нему запрещалось принимать крымских татар, чеченцев, ингушей и другие, подвергнутые геноциду мусульманские наро­ды, на военную службу в Российской Феде­рации в войска стратегического назначения. Но после событий 1993 г. Москве было уже не до систематической дискриминации крымцев, т.к. она начала социальные реформы, привед­шие, среди прочего, к сокращению населения самой России.
Однако с ослаблением колониальной по­литики московских империй в Крыму - с пос­леднего десятилетия XX века - выдвиженцы от крымской нации не торопятся начать осво­бождение национального сознания крымской нации от духовного колониального гнета.
Эта статья - еще одна попытка обратить внимание крымской нации:
-                       на то, как незаметно, но постоянно мани­пулируют её сознанием;
-                       на то, что крымская нация по-прежнему находится под духовным гнетом колониаль­ных властей, несмотря на некоторое ослаб­ление общей дискриминации в последнее десятилетие;
-                       на то, что освободиться крымская нация сможет только после того, как прекратит по­вторять за колониальными властями их ко­лониальные термины, мифы и стереотипы, в которых встроено наше угнетение и оправда­ние якобы «справедливости» этого угнетения со стороны колониальных властей.
Люди, которые мало знают о своей исто­рии, вынуждены верить тому, что им говори­ли московские пропагандисты в течение 200 лет, и, отчасти, тому, что сейчас говорят по­волжские пропагандисты под видом нашего возрождения. Потому что у многих крымцев нет своего мнения и они не могут быстро оценивать постоянно приходящую к ним инфор­мацию.
Этим умело пользуются московские и по­волжские манипуляторы (каждый в своих целях), навязывая крымской нации чужую национальную идеологию татаризма, вместо родной, естественной, исторически обосно­ванной крымской идеологии.
Нас специально приучают к мысли в сугу­бо корыстных целях Москвы и Поволжья, что все татарское - это якобы родное для крымс­кой нации, что у крымской нации нет своей крымской истории и культуры, а крымская история якобы является татарской, и что мы должны любить все татарское, прежде всего слово «татары», как свое родное. Причем, делается это так, что человек не замечает, что он подвергается зомбирующей обработке со стороны внешних сил.
Смысл таких технологий заключается в том, чтобы человек думал, что внушённые ему мысли появились у него сами собой, что он сам пришел к нужным манипуляторам выводам, и у него даже в мыслях не было, что ему задали эти мысли и к нужным выво­дам его изящно подтолкнули.
Этим объясняется устойчивость навязан­ных идей: Москва 200 лет внушала крымцу и наконец, внушила, что он татарин, и теперь он уже не просит доказать, что он татарин. А ког­да крымцу говорят, что он не татарин, а корен­ной крымец, то он требует доказательств того, что он коренной крымец, а не пришлый тата­рин. Вот как укоренили в мозгах чужую про­паганду теперь она воспринимается как своя, родная! Обману крымской молодежи немало способствует её беспечность, ставшая мод­ной, нежелание многих постигать истинную историю, ставшее нормой.
Но если бы человек крымской национально­сти осознавал, что те или иные мысли ему вну­шены извне, ему было бы гораздо легче от этих мыслей отказаться, признав их неправильны­ми. А коль человек уверен, что пришел к этим мыслям сам или ему это сказал кто-то автори­тетный, то он будет всеми силами сопротив­ляться попыткам его переубедить.
Интеллигенция должна нести правдивые знания людям всех национальностей о крым­ской нации, её происхождении, истории, о южноевропейских корнях ее музыкальной культуры. Мы должны запустить процесс пе­реформатирования всей крымской нации - стирание монголо-татаристской программы, поддерживаемой московскими оккупантами и включение программы крымизации крымской нации - программы, исходящей от сердца, от зова тысячелетних предков, от глубин родимой крымской земли.
Но крымское национально-освободитель­ное движение в духовной сфере сможет толь­ко тогда победить, когда хотя бы половина наших людей поймут, что они крымцы, а не татары, когда люди научатся сами, в сво­ем сознании преодолевать московскую пропаганду в те­левизорах, газетах и учебни­ках. С того момента крымс­кое национально-освободи­тельное движение в духов­ной сфере победит.
Сейчас уже начался и идет постепенный и естественный процесс освобождения со­знания крымского народа от оккупационной пропаганды. Этот процесс связан с исто­рическим моментом, с ос­лаблением московской импе­рии и ее механизмов. Проис­ходит поэтапное восстанов­ление духовного суверените­та крымской нации, если хо­тите - духовное восстание против московского и золо­тоордынского имперского гнета.
Ну как тут не вспомнить популярный «аргумент» не­которых деятелей в Крыму: мол, самое главное у наро­да - это язык. Если татарский язык будет официальным (региональным) в Крыму, то можно считать, что национальное возрожде­ние состоялось, и нам больше ничего не надо.
В современной бутафорской «Автономной Республике Крым» крымскотатарский язык, в одном ряду с государственным и русским, признан таким, чьё «функционирование и раз­витие, использование и защита» обеспечива­ется конституционно. Ну и что от этого изме­нилось в положении крымской нации? Она не стала от этого титульной, не восстановила свою крымскую государственность и сувере­нитет, и Крым не принадлежит его коренному народу, и землю с домами до 1944 г. не воз­вращают, и на Южном берегу землю коренно­му народу фактически не дают.
Значит, дело совсем не в языке! И те, кто сознательно или не думая о политических последствиях, полностью подменяя тему о самоназвании и духовном (информационном) суверенитете крымской нации темой о языке, делая её даже среди внешних проблем са­мой важной - тот не прав, и на самом деле вводит в заблуждение крымскую нацию, так как, надо полагать, не желая того, помогает неким другим нациям отвлекать себя от бо­лее судьбоносных проблем и таким образом продолжать угнетать крымскую нацию.

Колониальная политика и ее признаки
В мировой истории, как правило, соблюда­ется принцип: страна, проигравшая войну и захваченная другой страной, становится ко­лонией победителя. Из словарей и энцикло­педий (например, из Википедии) известно, что колониализм - это система господства од­ной страны (или нации) над другой, политика завоевания с целью:
                    эксплуатации природных ресурсов (в том числе использование территории для тран­зита в виде доступа к морю и портам),
                    эксплуатации людских ресурсов (труда аборигенов в пользу метрополии),
                    присвоения рынков сбыта, принадлежав­ших покоренным народам.
Во всех учебниках российской истории, по крайней мере, один из этих признаков коло­ниализма в отношении нашей Родины приво­дится открыто - «Россия захватила Крымс­кое ханство для обеспечения выхода к Чер­ному морю». Хотя о присвоении крымской земли и доходов с нее московскими дворя­нами и об эксплуатации крымской нации от­крыто нигде не писалось, но это тоже факти­чески было и есть.
Причины захвата колоний включают:
- геостратегическое стремление метрополии военных опорных пунктов;
- предотвращение проникновения соседних имнерий в соответствующий регион и снижения их роли;
- обретение большего геополитического веса присоглашении международных договоров;
- огрбление захваченных территорий и народов путем монополдизации их торговли;
- решение внутренних проблем метропо­лии за счет переселения криминально-ори­ентированного населения из метрополии (не­довольных, безземельных, обездоленных и заключённых) в колонию для снижения соци­альной напряженности в метрополии.
Признаки колоний
1)      лишение колоний права на с амостоятельность:
- путём навязывания неравноправных, ка­бальных договоров местным властям о про­текторате, вассалитете, иных форм лишения или ограничения полноты суверенитета коло­ний в пользу метрополии,
- путём навязывания неравноправных, ка­бальных договоров местным властям о про­текторате, вассалитете, иных форм лишения или ограничения полноты суверенитета коло­ний в пользу метрополии,
- путём насаждения военной силой или ин­спирирование прихода к власти в колонии за­висимого, марионеточного режима (это пыта­лась сделать Москва в Крыму в 1771-1783 гг.),
- путём аннексии территории и формиро­вания метрополией своей колониальной ад­министрации на присоединенной территории,
- путём прямого управления колонией из метрополии (это Москва и сделала в конеч­ном счете).
2)  Иммиграция в колонию значимого чис­ла жителей из метрополии, формирование ими органов местной власти, политико-эко­номической, культурной элиты (это Москва осуществила в Крыму в полной мере).
3) Наличие межгосударственных дого­воров метрополии с третьими странами, тор­ги о судьбе колонии (это Москва тоже        сдела­ла, например, договора между Россией и Тур­цией - Кучюк-Кайнарджирский мир 1774 г., где особо оговаривается свободный статус Крым­ского Ханства, и Ясский мир 1791 г., где Тур­ция признает уничтожение Крымского Ханства и присоединение его территории к Росси
4)   Ущемление гражданских прав абори­генов в захваченной стране по сравнению с жителями метрополии, насаждение чуждой аборигенам культуры, религии, языка, обыча­ев, дискриминация местной культуры, вплоть до расовой, сословной или иной сегрегации, апартеида, сгона с земли, лишения средств к существованию, геноцида (Москва в Крыму без этого не обошлась).
5)   Стремление большинства жителей колонии к изменению, улучшению своего по­ложения, наличие явно выраженного и посто­янного по времени сепаратизма, националь­но-освободительного движения, стремления аборигенов к обретению суверенитета для самостоятельного решения своей судьбы - независимости или воссоединению с более географически-, этнически-, религиозно- и/или культурно-адекватной страной (крымское на­ционально-освободительное движение было всегда, начиная с конца XVIII века, продол­жается по настоящее время и не угаснет до тех пор, пока освобождённый от оккупации Крым не будет самостоятельно управляться его коренным народом).
6)   Меры со стороны метрополии по на­сильственному подавлению сепаратизма ко­лонии (такие меры постоянно принимаются колониальными властями в Крыму).
7)  Иногда — открытые или скрытые пре­тензии на эту колонию со стороны более гео­графически-, этнически-, религиозно- и/или культурно-адекватной страны (в Крыму такое было со стороны Турции на протяжении при­мерно полутораста лет
Продолжение следует.


ПРОДОЛЖЕНИЕ                                  начало в № 78
QIRIM 2013 c., 23-октябрь, № 79 (1740)              
                                                                                                        Эскендер Амет ДЕМИРДЖИ                                                                                                                 


Колониализм как ограбление захваченных государств военно-конфискационными и эко­номическими методами, способствовал первоначальному накоплению в метрополии, росту финансовых вливаний, развитию про­мышленности и к ускорению социально-эко­номического развития в метрополии. В пора­бощённых странах колониальная политика вызывала разрушение их производительных сил, торможение и задержку экономического и политического развития этих стран, приво­дила к истреблению или деградации целых народов.
В Крыму, как и в других московских коло­ниях, были конфискованы и переданы рус­ским колонистам практически вся земля и другие производительные силы, принадлежа­щие крымской нации. Следствием такой по­литики в Крыму и на прилегающих территори­ях не раз случался голод.
Затем, после первоначальных военно-кон­фискационных мер, по мере более тесного экономического связывания колоний с метрополиями, колонии превращаются в их аг­рарно-сырьевые придатки, в рынки сбыта про­мышленной продукции и источники сырья для растущей промышленности метрополий.
Идеологическое обоснование колониализ­ма шло посредством пропаганды необходи­мости распространения якобы более цивили­зованной культуры захватчика среди «варвар­ских народов» в колониях, например, руси фикация), экспансии религии захватчика (во­сточного христианства) и притеснение религии побежденного народа (мусульманства).
В колониях обычно применялся апартеид - то есть изгнание коренного населения из зах­ваченной страны и заселение её населением захватчика из метрополии, часто путем обра­зования полностью независимых от местно­го населения общин и деревень.
Воздействие, оказываемое колониальной политикой на покорённые страны и их насе­ление, можно охарактеризовать как чрезвы­чайно существенное и всеобъемлющее - ус­тановление неравных общественных отноше­ний, экономическая эксплуатация и духовное угнетение и порабощение коренного народа, распространение болезней из метрополии и использование местного населения в войнах метрополии.
Всё это вызывало ответную реакцию в виде бунтов, восстаний и партизанских действий местного населения. '
К позитивным результатам колонизации относят формирование новых социальных институтов, совершенствование инфраструк­туры и культурный обмен в виде распростра­нения языка и литературы захватчика.

Как известно, историю захваченного госу­дарства, идеологию и пропаганду для зах­ваченного народа пишут и творят победите­ли. История - это не прошлое, а совокуп­ность наших представлений о прошлом. По­скольку представления о прошлом (история) могут быть сформированы победителями- захватчиками или самими побежденными коренными народами, то возможны разные истории.
Общеизвестная ныне история Крыма и крымского народа - это московская модель прошлого, состряпанная не вдруг, а постепен­но за последние двести лет московскими имперскими историками и политологами с ужасающими подтасовками и фальсифика­циями в интересах захватчиков-колониалис- тов.
Как московские власти завезли в Крым в XIX - XX веках русских и прочих христианс­ких колонистов - сотни тысяч крепостных кре­стьян, солдат, российских «бургомистров» -- то есть дворян, помещиков и чиновников, - точно так же московские власти завезли в Крым и свою колониальную терминологию для угнетения крымской нации и для идеологи­ческого обеспечения своего господства над крымской нацией.
Московские колониалисты с момента оккупации Крымского Ханства боролись с системой сопротивления крымского народа не толь­ко путем физического его уничтожения, что, кстати, является конечной целью колониали­стов, но и с помощью пропаганды, манипуля­ции сознанием, с помощью разработки и вне­дрения в массовое сознание особых терми­нов, выгодных для колониалистов для под­мены смысла слов и запутывания истинных представлений о крымской нации.,
Клички и названия побежденным народам тоже дают победители - так, как им выгодно для проведения своей колониальной полити­ки. Если территория Крымского Ханства ста­ла колонией России, то титульную нацию Кры­ма колонисты превратили в туземцев, в лю­дей второго сорта и навешали на нее негатив­ные ярлыки.
Среди манипуляций на первом месте по по­пулярности является именно навешивание ярлыков. Ярлык-это презрительные, уничи­жительные названия, метафоры, эпитеты - ложные, неправомочные.

Нота бене - внимание! С помощью яр­лыков людям крымской нации пытаются от­ключить мозг, навязывая свое отношение и программируя их мнение на заданный резуль­тат. Причем, после навешивания ярлыка под­разумевается, что никакие дополнительные доказательства для последующего преследования того, на кого навесили ярлык, не нуж­ны. Ослеплённый ярлыками мозг, например, русского человека, уже навсегда отключен, он уже никогда не задумывается и не нужда­ется в доказательстве любых обвинений Мос­квы в отношении крымцев.
Примеры московских ярлыков для крымс­кой нации-это «татары», «предатели», «чур­ки», «чебуреки». Обозвав крымцев кличкой «татары»—именем истреблённого монгола­ми в XII веке родственного племени, тем са­мым морально унизили их в глазах русских захватчиков и пришельцев, мотивировали аннексию, и, более того, автоматически пре­вратили самих крымцев из коренных жите­лей Крыма - в захватчиков и пришельцев на родной крымской земле.
А московские захватчики и пришельцы как бы стали вовсе не захватчиками и пришель­цами, и вроде пришли в Крым как бы совсем не для захвата, а для возмездия злым тата­рам за то, что татары захватили Русь и Крым. Им уже не важно, что татары и крымцы - это ментально, пространственно совершенно раз­ные и в исторической рестроспективе совер­шенно не пересекавшиеся народы.
Факт любой вины крымцев в отношении рус­ских уже доказан тем, что их назначили быть татарами. Раз татары - значит, враги и, зна­чит, виноваты во всем, что было плохого в России в прошлом и что будет плохого в бу­дущем. Значит, любое наказание для них- справедливо, заслуженно.
Особо мерзкий прием манипуляции созна­нием -это дегуманизация. Когда одна группа людей (победитель) выставляет другую груп­пу людей (побежденного) неполноценными, второсортными, природно-злыми, недочело­веками. Целью такой манипуляции является оправдание грабежа, эксплуатации, дискри­минации, издевательств, насилия, геноцида и убийства других людей (или наций), кото­рых выставляют недостойными. В списки по­добных дегуманизированных, безусловно, входят «крымские татары».
Близкими манипулятивными приемами яв­ляются трансфер, а также заведомо одно­бокая подача информации, неправомочное обобщение, оценочное обобщение. Трансфер - это когда негативное восприятие одного явления или понятия переносят на другое. Например, имя средневековых монгольских захватчиков «татары» перенесли на тех, кого эти «татары» захватили, то есть на почти все тюркоязычные и мусульманские народы Евразии.
Заведомо однобокая подача информации происходит таким образом, что исключается возможность оклеветанной стороны высту­пить в СМИ с опровержением лжи. Неправо­мочное обобщение, типа «каждый сознатель­ный русский обязан...», «ни у кого не возника­ет сомнения, что...». Оценочное обобщение, типа «Крымское ханство плохое, потому что его жители были татаро-монголы».
В результате присоединения земель Крым­ского Ханства к Москве, уничтожения крымс­кой государственности и закрепления этого путём превращения крымцев в «татар», были заложены основы для геноцида и уничтоже­ния крымской нации. Под именем татары на­ция  автоматически стала деградировать как в материальном, так и в духовном плане.
Колониальные власти до сих пор исполь­зуют в Крыму свою колониальную термино­логию и историческую мифологию, с помо­щью которой оккупанты уничтожают крымс­кую нацию, а значит - каждого человека, иден­тифицирующего себя с этой нацией. Все орга: ны управления и почти все СМИ Москвы, По­волжья и Крыма фактически работают на ко­лониалистов, поскольку повторяют ложные колониальные термины.
С тех пор вот уже более 230 лет крымская нация находится в полном распоряжении и полностью подчинена законам и нуждам ко­лониальных властей. .Платила и платит дань, например, в виде налогов, которые шли в пользу колониалистов, в виде природных ре­сурсов и территории Крыма, за использова­ние которых колониальные власти не давали и до сих пор ничего не дают крымской нации.
В двух московских империях имелся не­гласный запрет на развитие покорённой крым­ской нации и на прояснение её национального самосознания.
Московские колониальные власти всегда на протяжении XVII - XX веков открыто и нагло представляли крымский народ как потомков монгольских захватчиков XIII века, как неко­ренных в Крыму, как дикарей и туземцев - то есть как татар. И то, что большинство крым­цев до сих пор не поняли того, что нас не про­сто так называют татарами, а с политическим умыслом, для достижения московских целей, и то, что большинство крымцев до сих пор не сопротивляется этой кличке - даёт колони­альным властям возможность продолжать нас называть татарами, то есть так, как им хочется.
Только поэтому духовное угнетение крым­ской нации продолжается в XXI веке. Другие мусульманские народы Кавказа и Поволжья (азербайджанцы, карачаевцы, балкарцы, че­ченцы, ингуши, ногайцы, башкиры и другие), а также и не мусульманские народы Сибири, которых в XVI - XIX веках тоже рассматрива­ли как татар, то есть как туземцев и «чурок» - все они ещё в начале XX века освободились от клички «татары» в отношении своих наций, обрели самоназвание и духовную свободу.

Информационная война и информационный суверенитет крымской нации
Информационная война против крымской нации идёт все время. Мы просто этого не замечаем. Она не запрещена никакими зако­нами, не входит Ми в какие соглашения. Но её сила огромна. Например, с помощью подоб­ной информационной войны был уничтожен CCCR затем мы наблюдали, что происходи­ло в Югославии, Ираке, Ливии, Сирии и т.д.
С помощью информационной войны можно уничтожать государства, угнетать народы, смейять режимы, направлять и совершать военное вторжение в страну, осуществлять геноцид наций под ложными обвинениями в предательстве, и т.д,
Информационный суверенитет - это воз­можность государства (или нации при отсут­ствии у нее государства) управлять инфор­мацией, которая доходит до её не просвящен- ного населения, право решать - какая инфор­мация выгодна врагам, а какая правдиво от­ражает реальность, и объяснять народу - почему врагам выгодно лгать, и в чём прав­да. Это фактически информационная безопас­ность нации, устойчивость к атакам и возмож­ность проводить свою политику.
Продолжение следует.







ПРОДОЛЖЕНИЕ           Начало в №№ 78,79
QIRIM 2013с. 26-октябрь №80(1741)  
Чтобы не дать крымской нации возродить­ся и провести давно назревшую деколони­зацию, колониальные власти ведут инормационную (холодную) войну, путем исполь­зования простых принципов создания поли­тических мифов с помощью подбора соот­ветствующих слов (терминологии), скрыва­ющих истинное содержание исторических и политических событий, фактов и названий с целью обмануть, запутать всех и убедить в чем-либо, что выгодно колониальным влас­тям.
Делается этот обман с конечной целью удержать свою колониальную власть над уг­нетённым крымским народом, не дать ему пробудиться, не дать ему открыть глаза и увидеть правду о себе и кровавую правду о колониальных властях.
Национальное самосознание крымской на­ции представляет собой объект системы на­циональной безопасности, требующий вни­мания и защиты. И используемые термины занимают одно из ключевых мест в обеспе­чении информационно-психологической бе­зопасности нации и личности.
Сегодня для национальной безопасности крымской нации и её самосознания суще­ствуют серьезные угрозы со стороны целого ряда колониальных терминов, навязанных нам московскими колониальными властями в течение длительного времени, которые уже прочно внедрены в массовое сознание. И эта чрезвычайно важная проблема недостаточ­но осознается выдвиженцами от крымской нации.
У крымской нации нет ни государственно­го, ни даже информационного суверенитета как надёжной защиты от вражеской пропа­ганды. И крымская нация, как и многие угне­тенные народы, точно так же использует тер­мины тех, кто её угнетает, не понимая сути этого процесса. Не понимая, что термины ко­лониалистов не безобидны и служат только их интересам. Поэтому крымская нация, если она сама использует термины угнетателей, становится угнетённой окончательно.
Все началось с самого главного - со сло­ма государственного суверенитета крымской нации, который произошел в 1771-1783 гг., а затем со слома информационного суверени­тета и информационной безопасности крымс­кой нации - с внедрения московской колони­альной клички «татары» в национальное со­знание крымского народа. Это открыло доро­гу к подмене крымской истории на татарскую историю, а крымской нации на татарскую на­цию. Эти меры подготовили идеологическую основу для оправдания колониальной поли­тики геноцида против крымцев.
После этих мер с такой обманутой и обо­лганной нацией можно делать всё, что угод­но Москве. А некоторые круги в Поволжье, идущие в русле московской идеологии, для себя тоже поняли, что с такой обманутой крымской нацией можно делать всё, что угод­но и им тоже. Раз выдвиженцев от крымской нации удалось легко обмануть, что они яко­бы «монголо-татары» XIII века, то еще лег­че их убедить в том, а вместе с ними и более широкую, например, европейскую обще­ственность, что татаро-монголы Золотой Орды со столицей в Поволжье - это и есть крымцы.
В результате слома информационного су­веренитета почти вся интеллигенция крым скои нации, а вместе с ними и весь народ, оказались в безраздельной власти и под ду­ховным гнетом московских колониальных властей, которые и навязали крымской на­ции и всем другим нациям, угнетенным в мос­ковских империях, свои колониальные тер­мины.
Так что крымская нация теперь использу­ет эти чужие термины как свои, и даже не замечает и не понимает этого, а также не понимает то, что использование московской колониальной терминологии - это главное пропагандистско-идеологическое средство угнетения крымской нации.
Негативная информация о крымской нации специально придумывалась колониальной системой, распространялась и рапространя- ется по всему миру до сих пор. И колони­альные СМИ играют в этом ведущую роль, а татаристские СМИ Поволжья и Крыма, хо­тят они этого или нет, служат колониально­му режиму. Есть конкретные журналисты, преподаватели и другие влиятельные лич­ности, которые, не сознавая этого, обслужи­вают колониальные власти.
Из числа же угнетённого крымского наро­да большинство людей из числа тех, кто в некоем запрограммированном ключе повто­ряет колониальные понятия, делают это бес­сознательно, часто не понимая, что, упот­ребляя термины колониальных властей, они объективно ребляя термины колониальных властей, они объективно служат этим колониальным вла­стям и делу угнетения своего собственного народа, даже если они этого и не понимают или думают, что они на самом деле татары.
При этом колониальные власти до конца 1980-х гг. запрещали любые национальные термины, выгодные угнетаемой крымской на­ции, любые выступления в колониальных СМИ (других СМИ тогда просто не было). А в 1945 г. колониальные власти в Крыму зап­ретили национальные топонимы крымской нации, то есть подменили названия почти всех городов, деревень, железнодорожных станций и прочих географических объектов.
Духовное рабство удерживается путем подмены смыслов слов и использованием ложных терминов, выгодных колониалис­там. Сегодня о подмене смыслов слов пу­тем использования ложных терминов с це­лью программирования колониальными им­периями сознания угнетенных народов уже известно довольно много.
Художественное осмысление этого про­цесса дал писатель Джодж Оруэлл со сво­им образом «новояза» в романе-антиутопии «1984». Оруэлл дал фантастическое описа­ние тоталитарного режима, главным сред­ством подавления в котором был новый язык
                   специально изобретённый язык, подменя­ющий смысл знакомых слов.
Методичная и тщательная подмена слов (терминов) на такие, которые выгодны коло­ниальным властям, путем придания ложных названий историческим фактам и явлениям
                   это неотъемлемая и необходимая часть обычной манипуляции со стороны колони­альных властей для введения в заблужде­ние с целью угнетения сознания коренного народа.
Секретарь компартии Испании Хулио Ангита писал в начале 1990-х годов: «Один из­вестный политик сказал, что когда соци­альный класс [или нация] использует тер­мины тех, кто его угнетает, он становится угнетённым окончательно. Термины не бе­зобидны. Слова, термины, когда их произносят, прямо указывают на то, что мы угнетены или что мы угнетатели» (см. С. Кара-Мур- за. Манипуляция сознанием. - Моск­ва, 2000, с.55).
Оруэлловский мир обезличенных, духов­но угнетённых людей, использующих в от­ношении себя ложные термины под видом настоящих терминов, где всё перевернуто с ног на голову, стал реальностью в бывшем Советском Союзе. В том числе в Крыму, где крымец назывется татарином; где история крымской нации подменяется историей ди­аспоры чужого татарского народа, якобы про­живающего в Крыму (что на самом деле и означает термин «крымские татары»); где незнание своей крымской истории подменя­ется знанием чужой татарской истории как своей; где зло называется добром; где то­тальная пропаганда татаризма через теле­видение и другие СМИ доносится в каждую семью крымской нации и, тем самым, дела­ет крымскую нацию «пришельческой», диас- поральной, несамостоятельной, подлежа­щей подчинению Москве и Поволжью.
Постоянная подмена смыслов путем ис­пользования ложных терминов - это одна из тайн российской государственной идео­логии. Это не меньшая тайна, чем тайна бур­жуазии по извлечению прибавочной стоимо­сти из работников. Колониальные власти с помощью своих ложных терминов захваты­вают нас в свое ложное информационное поле и удерживают там, запутывают наше представление о нас самих и представле­ния других народов о нас, сознательно «на­водят тень на плетень», называя нас «тата­ры», вместо «крымцы», специально запуты­вают вопросы — откуда крымцы родом, ка­кие цели в политической борьбе мы должны ставить и что нам надо делать в дальней­шей жизни.
Центральная проблема крымской нации заключается в использовании чужой коло­ниальной терминологии как своей, а также в неприятии подлинно крымской националь­ной (не татарской) идеологии. Чтобы выст­роить информационный щит, с помощью ко­торого можно было бы поддерживать инфор­мационный суверенитет, нет основы. А если использовать чужую татарскую идеологию вместо крымской идеологии, то термины и правила устанавливают другие власти - мос­ковские и поволжские, а крымцы вынужде­ны эти термины использовать и играть по их правилам.
Возникает ситуация абсолютной зависи­мости от Москвы и Поволжья, то есть вечно­го национального угнетения крымской нации. Используя чужие колониальные термины, СМИ в Крыму ничего не добавляют от себя, они просто распространяют колониальные термины «татары», «депортация» и прочие.
Однако крымские национальные СМИ не вполне осознают проблему засилья колони­альных терминов и стереотипов, настойчи­во привносимых извне. Некоторые из нацио­нальных медиа после распада Советского Союза по инерции продолжают использовать колониальную, оккупационную терминоло­гию, часто не понимая, что тем самым они фактически поддерживают старую политику колониализма.
На сегодня вся официальная система го­сударственного управления в Крыму, в т.ч. СМИ, по-прежнему является колониальной и направлена на удержание крымской нации в угнетенном состоянии. И достижение этой задачи обеспечивается прежде всего путем использования оккупационной терминологии не только оккупационными московскими СМИ, но и национальными крымскими СМИ, журналистами, преподавателями и выдви­женцами от крымской нации. Поэтому важно направить национальные крымские медиа работать на крымскую нацию, а не против нее.
Сам факт постоянного массового употреб­ления представителями крымской нации чу­жих терминов, придуманных когда-то и се­годня используемых врагами для нашего уг­нетения, факт восприятия смысла этих тер­минов пассивно, апатично - говорит о том, что крымская нация не замечает своего скры­того духовного угнетения. Образно говоря, мозги крымского народа находятся по-пре­жнему за решеткой в московской тюрьме, хотя тело крымского народа уже выпустили на свободу, и поэтому тело не замечает, что мозги по-пежнему в тюрьме.
Это говорит о том, что колониальные тер­мины господствуют в наших умах, что нация духовно угнетена и порабощена колониаль­ными властями. Поэтому крымская нация становятся легким объектом и жертвой ма­нипуляции со стороны колонизаторов. Это также говорит о том, что до реального осво­бождения крымской нации от рабства еще далеко, так как крымская интеллигенция по- прежнему дает колониалистам основание со­вершать манипуляции над национальным сознанием своего народа.
Вообще освободить тело, при этом не ос­вободив мозги - это один из принципов ма­нипуляции, уловка ложной «демократизации» со стороны колониальных властей. В отно­шении крымской нации это выглядит так, что внешне властям надо бы показать, что они делают вроде бы что-то хорошее, но на са­мом деле, в сухом остатке, абсолютно ни­чего не делается для освобождения созна­ния от духовного угнетения крымской нации.
Средства массовой информации колони­альных властей в Крыму не случайно на­стойчиво стремятся употреблять колониаль­ные термины «татары» и «депортация», но не используют истинные термины «крымс­кая нация (крымцы)» вместо «татары», и тер­мин «геноцид» вместо ложного термина «де­портация».
Они это делают для удовлетворения сво­их интересов, а мы ведемся на эту уловку и повторяем за ними, как попугаи, их тер­минологию, и тем самым обслуживаем их интересы в ущерб нашим интересам. И по­скольку мы употребляем эти ложныне тер­мины вместо истинных, то мы уже автома­тически попадаем в ловушку к нашим угне­тателям, так как, приняв их терминологию, мы вынуждены следовать логике их тер­минов и понятий, которые выгодны только им, а не нам.
Естественно, что для поддержания наци­онального угнетения через терминологию надо, разумеется, очень долго, более 200 лет, с 1771 г. по 1989 гг., не давать доступа представителям крымской нации к сред­ствам массовой информации, как это и де­лалось в Российской и в Советской импери­ях с одним и тем же центром в Москве, что­бы крымцы не могли даже осознать глубину своего духовного угнетения, не могли пы­таться разрушить этот стереотип, выгодный московским колониальным властям.
При этом колониальные СМИ лишь вне­дряют в массовое сознание образ-имидж, разработанный специалистами-манипулято- рами, которые сами не являются журналис­тами. А, как известно из рекламы напитка «Спрайт»: «жажда - ничто, имидж- все!». То есть, если по отношению к крымскому народу сформировали имидж монголо-та­тарских захватчиков и этот негативный имидж поддерживается теперь всякими жур­налистами и политиками путем употребле­ния термина «татары», то это потому, что это выгодно колониальным властям, а не пото­му, что это правда.
Продолжение следует.


ПРОДОЛЖЕНИЕ           Начало в №№ 78,79,80
  QIRIM №81 (1742) от 30.10.13.г..
Обеспечение такого состояния сознания, чтобы представители крымской нации сами использовали колониальную терминологию своих угнетателей - это важная составная часть технологии национального угнетения и удержания крымской нации в скрытом духов­ном рабстве у иностранных хозяев. Это - ду­ховный колониализм и семантический (то есть терминологический) терроризм.
Искусство манипуляции колониальных вла­стей состоит в том, чтобы путем создания и под­держания целой галереи ложных стереотипов о крымской нации, о её названии, происхождении и истории - пустить процесс воображения крым­ского, русского, украинского и дугих народов по нужному манипуляторам руслу. Но так, чтобы представители этих народов не заметили скры­того воздействия на них, и чтобы они думали, что они сами так считают, и что так оно и есть объективно по жизни. А на самом деле - их так заставляют думать московские манипуляторы.
Крымская нация находится в цепях, но раб­ские цепи у крымской нации висят не на руках и ногах, а на мозгах, на её национальном со­знании. Поэтому эти колониальные цепи не­видимы и процесс угнетения народом не за­мечается, хотя результаты этого угнетения ощущаются физически каждым представите­лем крымской нации через низкий уровень жизни, неустроенность и неудовлетворен­ность своим положением на родине в Крыму.
Большинство представителей крымской нации плывут по течению, используют колониальные термины в отношении себя и живут по правилам, установленным нашими врага­ми, идут на поводу у созданных стереотипов и не сопротивляются им. Ущерб от такого по­ведения несознательной части граждан для национального возрождения крымцев крайне огромен, хотя и не замечается большинством, потому что просто не понимается сама суть проблемы.
Идеологическое невежество доходит до того, что некоторые спрашивают - «а какая нам разница, как нас называют - татарами, крымскими татарами, крымскими тюрками или крымцами? Какая нам от этого польза или вред? От этого в кармане денег не прибавит­ся. Да пусть хоть шариками или тузиками нас называют, только пусть не нарушают мои лич­ные права. Нам, татарам, все равно».
Но если колониалистам не все равно, и им предписано и хочется крымцев называть имен­но «татарами» или «татарвой» и произвольно считать потомками монголо-татар XIII 'века, то давайте пойдем на поводу у наших пора­ботителей и будем называться так, как хотят они. Зачем сопротивляться им? Пусть и даль­ше делают с нами все, что захотят. Ведь рус­ские давно уже нас называют татарами и ни­куда не денешься - это уже, мол, российская традиция, Зачем же нам её разрушать?
Такая позиция многих наших соотечествен­ников показывает глубину их социального и политического падения. Это также показыва­ет мощь московской колониальной идеоло­гической машины, которая сумела подчинить мозги несознательных крымцев своей злой воле, своим коварным манипуляциям. Такие люди поддались колониальной идеологии и пропаганде. Они перестали быть детьми крым­ской родной земли, превратились в манкур­тов, в монголо-татар, не помнящих своего родства со своей Аллахом подаренной роди­ной - Крымом.
Голландский художник XVI века Питер Брейгель нарисовал картину «Притча о сле­пых». В ней описана притча о слепых: «Если слепой ведет слепого, то все они упадут в яму». Если выдвиженцы народа и журналис­ты уступают колониальным властям в самом главном - в защите чести, достоинства, духа и идеологии крымского народа и примыкают к колонистам, чтобы вместе с ними пинать честь крымского народа и унижать его дух, назы­вая его «татарским» и выдавая эту кличку за, якобы, самоназвание, то, судя только по это­му самому главному индикатору, крымский народ вместе со своими выдвиженцами и журналистами еще очень долго будет в ду­ховном и политическом рабстве у различных колониальных властей.
До тех пор, пока крымцы идут на поводу у своих врагов и используют навязанные им вражеские колониальные термины, мозги крымцев будут находится в российской тюрь­ме и в XXI веке. И крымцы никогда не смогут стать свободными и возродить свой незави­симый национальный дух, если прежде все­го не прекратят использовать самый главный колониальный термин, на котором держится весь фундамент системы колониального уг­нетения и духовного рабства крымской нации -тюремную кличку «татары».

Крымское национально- освободительное движение за деколонизацию в духовной сфере
Надо всегда помнить, что колониальные термины «татары», «депортация», а также распространяемые негативные стереотипы о крымской нации, о которых речь пойдет ниже, являются информационным оружием против крымской нации с целью удержания москов­ского ига над крымской нацией, недопущения её возрождения и возвращения территории Крымского Ханства под управление самой крымской нации. Использование колониаль­ной терминологии и стереотипов - это часть технологии колониального управления в Кры­му и поэтому эти термины и стереотипы вы­годны только оккупантам-колониалистам.
Именно поэтому освобождение от колони­альных терминов и стереотипов должно стать главным направлением крымской националь­но-освободительной и антиколониальной борьбы в духовной сфере.
Практика показывает, что несмотря на ра­зоблачение манипуляции сознанием крымской нации со стороны Москвы и колониальных вла­стей в Крыму (например, в книге «Биз - къырымлармыз. Мы - крымцы», Симферополь, 2007, и в книге «Крымская нация: вымыслы и реальность», Симферополь, 2011), большин­ство предствителей крымской нации не чита­ли этих книг, не читали и не прочитают этой статьи и поэтому все еще находятся во власти колониальных терминов и ложных представ­лений, которые они порождают, то есть духов­но угнетены колониальными властями.
В Крыму необходима деколонизация, гума­низация и подлинная демократизация обще­ства, слом колониальной системы как логич­ное продолжение процесса десталинизации, в том числе деколонизация сознания, духа крымской нации. Поэтому если мы приняли решение освободить свою родину - Крым, то важно освободить сначала свои мозги от чу­жих терминов и навязанной чужой истории.
Сейчас история крымской нации написана и представлена московскими колониалиста­ми специально как татарская история. То есть она начинается в Крыму только с XIII века и является историей монголо-татар Улуса Чжо- чэ (Золотой Орды), а не историей коренной крымской нации.
Нигде не пишется, что крымская нация точ­но также находилась под татарским (т.е. мон­гольским) игом и платила дань татарам (т.е. монголам), что крымская нация в ходе своей национально-освободительной борьбы с та­таро-монгольскими захватчиками создала Крымское Ханство (1428 - 1443 г.), которое воевало с Золотой Ордой 60 лет и, в конце концов, в 1502 г. уничтожило Орду, освобо­див, тем самым, от татаро-монгольского ига все народы Восточной Европы, включая рус­ских и украинцев.
Московское иго над Крымом, начавшееся в 1771 г., длится по настоящее время, вот уже 230 лет. Оно оказалось гораздо хуже, тяже­лее монголо-татарского ига над Крымом и крымской нацией (1221-1443 гг.), длившееся примерно 220 лет. Почему? Потому что мон­голо-татарское иго было в основном эконо­мическим ограблением. Тогда как московское иго, кроме сильнейшей экономической эксп­луатации, включает в себя приёмы прямого физического геноцида и этноцида крымской нации, информационно-духовного закабале­ния, полное исключение национальной авто­номии крымской нации.
Разве можно ожидать от московских коло­ниалистов правдивой истории крымской на­ции, если на полном искажении крымской ис­тории и происхождении крымской нации стро­ится вся система московского колониализма в экономике и политике? Конечно же, нет. Наоборот, московские власти заинтересова­ны в искажении правды, чтобы представить историю крымской нации и Крыма так, как выгодно им.
То есть колониальным властям выгодно представить крымцев монголо-татарами, при­шедшими в Крым в XIII веке, а русские захва­ты Крыма выгодно представить не как новое монголо-татарское иго над крымской нацией, которым московское иго и является, а как, якобы, освобождение кого-то в Крыму от монголо-татар. Интересно, кого же московские власти освободили от монголо-татар в Кры­му? Неужели греков, которых тут же после захвата Крыма Екатерина II первыми депор­тировала из Крыма?
Надо иметь в виду, что нет ничего слишком особенного в освобождении крымской нации от нынешнего колониального режима. Все должно происходить так же, как происходи­ло освобождение всех других наций от внеш­ней оккупации, от колониального ига в других частях мира. Это обычная ситуация. Напри­мер, во времена монголо-татарского ига над Крымом процесс национального освобожде­ния крымской нации от Монгольской Орды (Улуса Чжочэ) происходил в течение 220 лет, включая военные действия Крымского Хан­ства против Улуса Чжочэ в течение 60 лет (1443-1502 гг.).
Процесс борьбы за освобождение от мос­ковского колониализма занимает тоже 230 лет, и этот период угнетения также подходит к сво­ему логическому и неизбежному концу. Крым­ская нация готовится к завершающему этапу национально-освободительной борьбы против иноземного - на этот раз московского ига.
Во всех случаях национально-освободи­тельной борьбы в других частях мира коло­ниальная система всегда сопротивлялась ей. И московская колониальная система в Кры­му не исключение - она также сопротивляет­ся и еще будет сопротивляться. Насколько долго это будет продолжаться, зависит, в первую очередь, от того, насколько скоро ос­вободится национальное сознание угнетеннО го крымского народа от идеологии и термино­логии угнетателей.
Процессы национального освобождения во всех странах мира везде примерно одинако­вые - все начинается со слова, и этим сло­вом является слово свободы. Освобождение любого народа начинается с освобождения его национального сознания, в том числе с отказа от употребления колониальных кличек и других понятий колониальных властей, ко­торые навязываются, чтобы удерживать со­знание угнетенного народа в угнетенном, под­чиненном состоянии. Колониальные клички и понятия построены таким образом, чтобы в них были уже встроены механизмы угнете­ния и порабощения народа.
Есть случаи, когда духовное освобожде­ние происходит очень быстро, резко, путем революций и физического свержения, унич­тожения колониальных властей. Но крымс­кая нация слишком культурна, цивилизована и такой насильственный путь для нее непри­емлем. Поэтому нужна постепенная, после­довательная идеологическая освободитель­ная борьба. Хотя иностранные колониальные власти в Крыму считают себя тоже цивилизо­ванными, а крымцев - варварами, тем не ме­нее антикрымский национализм и колониа­лизм проводится в жизнь не только незамет­ным идеологическим путем, но и с примене­нием методов физического насилия.
Чтобы крымская нация могла защитить себя, надо иметь собственную нацио­нальную терминологию в отношении себя, своей истории, а также кадры (информаци­онные войска, журналистов с крымским, а не татарским духом), способные вести соб­ственную правдивую крымскую пропаганду и защищаться от московских информацион­ных войн, а также собственную крымскую ин­формационную инфраструктуру (телевиде­ние, газеты, радио и другие крымские, а не татарские СМИ).
ПРОДОЛЖЕНИЕ  СЛЕДУЕТ

.

Немає коментарів:

Дописати коментар